Право

8.3. Согласование национального права с международно-правовой системой

В юридической практике очень часто встречаются ситуации, когда возникает необходимость согласования внутригосударственного права с международным на стадии реализации права. Необходимость такого согласования обычно бывает, когда возникает коллизия между нормами этих правовых систем и проявляются трудности при их согласовании. Если внутригосударственные правила отличаются от правил международного права и государство приняло обязательство добросовестно соблюдать международные договоры, то необходимо применять последние. Таким образом, есть необходимость издания государственно-правового акта об исполнении нормы международного права. В данном случае государственные органы и физические лица наделяются правом непосредственного применения норм международного права. Эти субъекты внутригосударственного права не согласовывают предписания норм национального права с нормами международного права, а реализуют только нормы международного права. Касается это прежде всего прав и свобод человека и общественной безопасности.

Но на практике встречаются случаи, когда есть коллизия норм права, т. е. норма международного права, «превращенная» во внутригосударственную, и норма, вновь принятая в национальном праве, могут противоречить друг другу. В данном случае возникают трудности для реализации этих норм субъектами права. Обычно в национальном праве при коллизии действует принцип lex posterior derogat priori («позднее изданный закон отменяет ранее изданный»). В данном случае тоже получится, что позднее изданный закон отменит ранее изданный (та норма, которая была принята во исполнение международного обязательства). Случается так, что законодатель каким-то образом не предусмотрел такие расхождения. Одним из практических способов предупреждения коллизий в правоприменительной практике государств является закрепление конституционного принципа приоритета международного права в отдельных случаях и в отраслях права, а также создание на основе международного права унифицированных материальных норм внутреннего права.

Бывают и другие трудности. Например, вправе ли внутригосударственные органы, судебная власть толковать «превращенный» закон? Вправе ли национальный суд толковать международный договор? Если вправе, то из предписаний какой правовой системы (международной или внутригосударственной) он должен исходить? Так, в некоторых странах (Австрия, США и др.), исходя из теории разделения властей, за судьями признается право толковать международные договоры. Представляется оправданным придерживаться такого подхода, ибо судебная власть наравне с законодательной властью вправе толковать как национальные законы, так и международные договоры, исходя из идеи господства права как в международных, так и во внутригосударственных отношениях.

Национальные суды имеют право не только толковать международный договор, но и объявлять не подлежащими применению и отмене нормы внутригосударственного права, противоречащие международному праву. Такого подхода начал было придерживаться и бывший Комитет Конституционного Надзора (ККН) СССР в своей практике по делам прав, свобод и обязанностей граждан.

Таким образом, конституционный принцип примата международного права, а в отдельных случаях и в отраслях права, снимет противоречия и несогласованности внутригосударственного права с международно-правовой системой.

Из этого положения вытекает, что субъекты национального права должны соблюдать, толковать и руководствоваться принципами и нормами международного права. И этому явный пример деятельность бывшего Комитета Конституционного Надзора СССР по защите прав и свобод граждан, фактически исполнявшего обязанности Конституционного Суда.

Согласовывать международное и внутригосударственное право на стадии реализации права могут помимо законодателя и судебные органы. В практике на стадии реализации физическими и юридическими лицами своих прав и обязанностей могут возникнуть проблемы согласования норм внутригосударственного права с нормами международного права. Так, например, такие случаи возникают, когда указанные лица поступают по иному или к ним применяют нормы, не совпадающие с теми, которые государства обязывались соблюдать в международном договоре.

Как уже было показано, физические и юридические лица являются субъектами международного права. Таким образом, предписания международного права распространяются не только на государство, но и на его подданных. Раз государство взяло на себя обязанность соблюдать предписания международного права, то и субъекты национального права должны последовать этому. Эффективное функционирование правопорядка как в масштабе страны, так и в международном плане зависит от того, насколько добросовестно субъекты реализуют предписания как внутригосударственного, так и международного права.

В каждом государстве должен быть создан достаточно четкий механизм согласования национального права с международно-правовой системой. Это обеспечит в конечном счете наиболее полное соблюдение и охрану прав и свобод человека, а также общесоциальную безопасность.

Яндекс.Метрика